Все – на хутор!

Поездка в отдаленные уголки нашего района для журналиста – всегда приключение. Вот и в этот раз, устав от душной редакционной рутины и городской пыли, мы отправились в путь за новыми впечатлениями и ради знакомства с интересными людьми.

Хутор Жилище, что расположен на самой окраине северо-западной части Льговского района, был нашей конечной целью. Попасть туда легко при хорошей солнечной погоде. А вот после дождей, как получилось у нас, – проблематично. Грунтовка через густой сосновый лес испытала нашу «Волгу» на прочность: то и дело наш редакционный «корабль» нырял в очередное лесное «озерцо», образовавшееся после обильных ливней. Дорога (сразу видно) – не заброшенная, за ней присматривают, а главное – по ней ездят. Значит, на том «конце географии» живут люди…

Первую «цивилизацию» после села Банищи мы встретили через несколько километров, объехав сверкающие золотом пшеничные поля. Вот-вот должна была начаться уборка урожая, а пока на 2-м хуторе Зябкино вовсю заготавливали сено. Бодрый дедуля, формируя благоухающий стожок сена, указал нам верный путь, а чумазая девчушка лет четырех, завидев незнакомую машину, сверкнула босыми пятками и помчалась вдоль по улице. Проигнорировали нас и большие красавцы-аисты, наблюдающие за жизнью в деревне с высоты старенькой деревянной электроопоры. Только оводы, размером с половину спичечного коробка (без преувеличения – они там такие!), приветствовали невесть откуда взявшуюся порцию корма (то бишь нас) радостным жужжанием… 

Еще несколько километров вдоль уже смешанного леса – и мы вновь увидели крыши домов. Большинство необитаемы и разрушаются, трава выше человеческого роста и почти скрывает дорожный указатель с названием населенного пункта: Жилище. Попали мы сюда в час дня пополудни, и те немногие жители хутора, которые явно не ждали гостей, скорее всего пережидали жару в тенистых уголках своих усадеб. Другое течение времени…

На звук автомобильного клаксона из одного дома вышла женщина монгольской внешности с длинной ниже пояса черной косой и узкими глазами. Зовут ее Оюна Нагуслаева, и не буду скрывать, именно к ней и ее мужу Сергею Владимировичу Афонину мы и ехали в гости.

Было интересно узнать, что же объединило двоих совершенно разных и по национальности, и по вероисповеданию людей и заставило их отказаться от благополучной и устаканенной жизни в большом городе?

Сергей Владимирович – уроженец этих мест, а Оюна Самбуевна – из Улан-Удэ, Республика Бурятия. В своем родном городе Оюна вела бизнес по недвижимости, по образованию она – инженер-строитель, а по призванию – менеджер-организатор. Последние несколько лет жила и работала в Москве. Там они с Сергеем и встретились.

– Когда мы с мужем познакомились, мы были уже взрослыми людьми с созревшими планами и представлениями о том, как бы мы хотели провести остаток жизни, – вспоминает Оюна. – Сергею на тот момент исполнилось 46, а мне – 44 года. Муж хотел жить в деревне. Он – сотрудник большого оборонного завода – так и говорил мне: «Оюна, я не нажился на Жилище!»

В детстве Сергею приходилось ездить учиться в село Банищи за 10 км от Жилищ, а зимой он вообще жил в интернате при школе. Потом была армия, после которой Сергей уехал жить и работать в Харьков. Когда Украина стала незалежной, он вернулся на родину. Но оказалось, что одному жить очень скучно, работать негде, сбережения закончились. И Афонин отправился на заработки в Москву. Он, говорит Оюна, всегда мечтал о том времени, когда вернется в родной хутор насовсем.

– И через 8 лет одинокой жизни в Москве Сергей встретил меня, – ласково посмотрев на обедающего мужа, произнесла Оюна. – Я хоть и городская, но тоже обожаю жить на земле. У мамы моей было четверо дочерей, я – вторая. После отъезда старшей сестры в другой город (она поступила в институт), на меня легли все тяготы домашней работы. Мама у нас тогда сильно болела. Мне приходилось больше всех заниматься домашним хозяйством: стирка, уборка, глажка, готовка и помимо этого две школы - средняя общеобразовательная и музыкальная. Мои бабушка с дедушкой по отцу жили в деревне, я просто обожала ездить к ним! Отсюда и моя любовь к деревне, и умение жить без удобств, со скромным бытом.

Жизнь в деревне - это их общая мечта, признаются супруги. В первый же день своего знакомства они обсудили свои перспективы, и с тех пор, говорят, почти ничего не меняли в своих планах.

– Ну разве можно кушать то, что нам продают в больших супермаркетах? – восклицает Оюна. – Этот суррогат лишь с большой натяжкой можно назвать едой. Такой же суррогат нам дают в пище духовной и информационной. В суете мегаполиса люди перестали замечать друг друга! Вместо полноценного общения, вместо того, чтобы встретиться, посидеть и поговорить по душам, мы просто пересекаемся и бежим дальше. Деньги, деньги, деньги! В этой большой гонке мы не замечаем того, что называется жизнью…

А в деревне – такой, как хутор Жилище, время течет гораздо медленнее. Об этом с восторгом говорят дочь Оюны от первого брака Саяна и ее подруга Оюночка, приехавшие погостить и поработать на хутор из Москвы и Санкт-Петербурга. 28-летняя Саяна – преподаватель английского языка, а 29-летняя Оюночка работает в компании «Ригли» координатором коммерческого отдела. Последняя всего за один день жизни на хуторе уже научилась доить корову и просто наслаждается местными видами.

– Вода в Сейме здесь чистейшая, а какие ночью звезды! – восторгаются горожанки.

Вместе с ними на маленьком диком пляже загорали еще двое москвичей. Благодаря дачникам хутор летом оживает…

… Три года назад Сергей Афонин и Оюна Нагуслаева приехали в Жилище насовсем. Первым делом, чтобы правильно организовать свое крестьянско-фермерское хозяйство по разведению овец и бычков на мясо, они обратились в администрацию Льговского района. Там им рассказали, как оформить свидетельство КФХ, а чуть позже передали в аренду на 49 лет 100 гектаров земли сельскохозяйственного назначения. Участок, который супруги планируют использовать как пастбище и для заготовки кормов, замежеван и оформлен в соответствии с законом. Правда, находится он на другом берегу Сейма, и переправиться на него можно только на лодке. Есть надежда, что в будущем здесь появится понтонный мост.

В тот же год супруги приобрели 10 овец романовской породы и корову Снежку. К дню сегодняшнему отара выросла до 54-х голов, а поголовье КРС – до шести. Две коровы уже дают молоко, одна стельная. Есть 3 теленка. Пасутся они свободно на общем лугу, что иногда не нравится местным жителям. Сход к нему и к реке со стороны своего подворья Сергей оборудовал деревянной изгородью.Теперь выпас ограниченный, а блеющие и мычащие не имеют возможности гулять по чужим огородам. В стадии строительства и кошара (помещение для овец).

Рабочий день в КФХ с медовым названием «Маковей» (а Сергей еще держит пасеку на 25 ульев) начинается в 5 утра. Глава семейства кормит скот и чистит хлев, а его супруга доит коров. Наемных работников в этом КФХ сейчас нет, зато есть добровольные помощники, или как их называет Оюна – волонтеры.

Они приезжают на хутор из разных городов, чтобы примерить на себя деревенскую жизнь и научиться вести натуральное хозяйство. Самые стойкие готовы остаться навсегда. Именно для них Сергей и Оюна купили в Жилище несколько земельных участков с разрушающимися домиками. Их хозяева умерли, а наследники, видимо, не пожелали иметь ничего общего с деревней.

–  А мы заинтересованы в том, чтобы деревня ЖИЛА и развивалась. Чтобы здесь снова зазвучал детский смех, и со временем открылись детский сад и школа, – мечтает Оюна. 

Идею здорового общества Оюна активно продвигает в Интернете (есть в Жилище такой отголосок цивилизации) в своем блоге в соцсети «ВКонтакте» под названием «Все – на хутор. Из города в деревню. Хутор Жилище» (https://vk.com/vsenahutor). Каждый день сельской жизни Оюна подробно расписывает, загружает фото- и видеоматериалы. У нее уже более 500 подписчиков из разных уголков России. 

– Одни поддерживают наши идеи, а другие – критикуют, – рассказывает Оюна. – Но позитивных комментариев все же больше. Я уверена, что наш народ начнет возвращаться в деревню, к земле...

Недавно после общения в социальной сети на хутор из Москвы приехала семейная пара с ребенком и молодая женщина с малышом из Ярославля. Они активно помогают Сергею и Оюне заготавливать сено. С разрешения соседей фермеры скосили траву на их заброшенных огородах, а также на своих участках. Живут волонтеры в гостевом доме, таком же скромном, как у Оюны и Сергея... 

– Конечно, для развития хозяйства нам нужен трактор, еще хотим докупить бычков, – говорит Сергей. – В этом нам бы очень помог грант для начинающих фермеров. В первый год нашего хозяйствования к участию в этом областном конкурсе мы не были готовы, так как, чтобы стать соискателями, нужно было иметь на счете не менее 10% от выдаваемой суммы, и чем больше, тем лучше. На второй год (в мае 2016-го) мы слишком поздно узнали о старте приема документов. На всё про всё оставалось 2 дня (а ведь одна только бесплатная выписка из налоговой готовится неделю, а еще нужно обойти не одну инстанцию). 

– Но мы все равно готовились, – продолжает Оюна. – Составили бизнес-план и подготовили полный пакет документов. Взяли кредит, купили подержанный внедорожник (без которого «на краю географии» не прожить, ведь автолавка в эти места заезжает лишь раз в неделю), чтобы быть мобильными. Остаток денег положили на счет. К сожалению, время упущено, и теперь мы уже не попадаем в программу для начинающих фермеров, так как с даты получения свидетельства об открытии КФХ прошло уже два года. Есть надежда, что получится поучаствовать в конкурсе как семейной ферме, но там нужны очень большие собственные средства: не менее полутора-двух миллионов на счете. Пока их взять негде...

Сергей исправно выплачивает кредит, платит налоги и аренду за землю (около 100 тысяч рублей в год), внося свой скромный вклад в бюджетную копилку Льговского района. А главное – несмотря на все трудности становления КФХ живет той жизнью, о которой он так долго мечтал.

Из блога Оюны Нагуслаевой «Все – на хутор. Из города в деревню. Хутор Жилище»

7 июля

У нас было два петуха, один старый, а второй молодой - его сын. Причем, его вывела инкубаторская курица. Он как две капли похож на отца. Но старый-то петух об этом не знал. И близко не подпускал сына к курочкам. В этом году мы обновили поголовье кур, купили еще 12 штук инкубаторских.  

Старые куры во главе с петухом не обращали на инкубаторских никакого внимания. Более того, они забивали их. И бедные «иностранки» стояли в углу курятника, сбившись в кучу, на насесте для них места не было. Зато молодой петушок взял опеку над ними. Выгуливал и заботился о них. В июне месяце наш старый петух пал смертью храбрых в неравной схватке с лисой. От него остались лишь красивые перья с хвоста. Теперь молодой Петька, наследник куриного царства. Король умер, да здравствует король!

…Земляника поспела на лугу. Бабушки каждый день с полными ведрами возвращаются с луга. И говорят, там еще полно ее. А я пока с коровами управлюсь, уже солнце встало. Я плохо переношу солнце. Сразу начинаю таять, как снегурочка.

9 июля

Сенокос уже начался. Мы убрали сено в двух усадьбах соседей. И сейчас Сережа косит брошенные огороды, позади дворов. Трактор приехал из Банищ. С каждым соседом договорились, да и они сами рады, чтобы мы выкосили их необрабатываемые поля.

11 июля

Сегодня я заварила травяной чай с перечной мятой, мелиссой, лимоном и акациевым медом. Показала дочери и Оюночке, где у меня растет плантация перечной мяты и несколько кустиков мелиссы, которые я посадила в прошлом году. Каждый год я стараюсь сажать новые растения на моем аптекарском огороде. Мы пьем этот поистине волшебный напиток вместе со льдом, и Оюночка говорит, что это почти Мохито.

13 июля

Одному ягненку пришлось сделать операцию. При осмотре стада увидели у него гематому на шее. При более тщательном осмотре увидела на боку следы укуса... две маленькие дырочки от клыков. Сегодня стало понятно, что его укусила собака... Там сидели опарыши. Состригла шерсть и вскрыла, проверила, не пробиты ли внутренние органы. Оболочка, ведущая во внутреннюю полость, цела. Вроде бы и кости целы. Вокруг позвоночника опухоль. Вскрыла раны, промыла. Гематома на шее образовалась опять же из-за абсцесса. Выпустила гной, обработала перекисью водорода, зашила, предварительно вставив резиновый дренаж - тут же отрезала от перчатки и сверху присыпала стрептоцидом, чтобы мухи на рану не садились. Я не знаю, будет ли ягненок жить, но операцию он перенес стойко. Пока оставили его в загоне…

...С утра мы познакомились со Светланой, женой Дениса, и их сыном Вячеславом, годик и 10 месяцев от роду. Славик оказался улыбчивым малышом с удивительно умными глазами. Он смотрит прямо в глаза.

(Комментарий от Анны Багдуевой) Прошлый уикенд мне посчастливилось вновь посетить хутор Жилище близ Льгова Курской области. Это упоительное, красочное, душевное, теплое, светлое, солнечное место, где принимают тепло и с радушием. Это место, где существуют и летают по небу облака - белогривые лошадки, это место, где в гармонии живут человек и природа. Это место, где воочию ощущаешь - как упоительны в России вечера! На свежем воздухе, среди извилистых рек, сочных лугов, тенистых лесов и бесконечных полей… Это место, где ты слышишь тончайший и одновременно глубокий звон матери-природы. 

Благодарю вновь и вновь судьбу за прекрасную возможность путешествовать вместе с друзьями. За то, что могу видеть, изучать, чувствовать нашу прекрасную Родину. 

Благодарю хозяев за радушный и теплый прием, за возможность заново открыть для себя прелести деревенской жизни и освоить новые умения. И очень надеюсь, что в третий раз удастся найти машинку и приехать в дом, открытый для трудолюбивых людей, с новыми друзьями.

Оюна – А мы с Сережей пошли купаться на наш тихий тайный пляж, который мы сделали сами для себя (расчистили берег от кустов и водорослей). Там такая тихая заводь! Когда качаешься в прозрачной воде, исчезают все проблемы, и на душе становится так легко и счастливо....

№: 
Год: 
2017
Рубрика: