Похищение

Гуля вернулась в родной городок после окончания института.

«Свобода!» - подумала она. В личном плане она тоже была свободна, пока ещё не замужем. Конечно, по меркам тётушек, уже давно пора, но учёба в институте оправдывала  её девичье  положение. Сама Гуля на этот счёт не переживала, она была уверена в своих женских чарах. Ребята её вниманием не обходили, да и как можно было? Гуля была белолицая, с правильными чертами лица и хорошими манерами. Но особые знаки внимания ей оказывал смуглый юноша из младшего жуза.

В Казахстане казахи делятся на три жуза – рода. Старший и средний жузы считают себя «белой костью». И хотя уже было начало восьмидесятых годов, и многие народные традиции считались пережитком, всё-таки  большинство  старались придерживаться заветов отцов и родниться с выходцами из более уважаемых родов и, конечно, материально  обеспеченных. Вот и родители Гули тоже подбирали ей подходящего жениха, они были из среднего жуза. Нет, конечно, выбор был за ней, но родители рекомендовали, на кого следует обратить внимание.

 У Талгата, как звали влюблённого в неё паренька, шансов почти не было. Он был из младшего жуза и малообеспеченной семьи. Единственный плюс – это высшее образование, он выучился на инженера-механика. По тем временам хорошее образование высоко  ценилось. Он продолжал смотреть на Гулю во все глаза, она же была с ним сдержанна, но, впрочем,  у казашек особая форма кокетства.  

Друзья Талгата решили взять инициативу в свои руки. «Давай похитим её! В каком мы веке живём? Уже столько межнациональных браков, а мы будем разбирать, к какому роду-племени мы относимся», – убеждали они. Талгат долго не соглашался, но друзья уговорили.  

Обычай похищать невесту уже изжил себя. Иногда его использовали по согласованию с невестой, когда родители не давали  согласия на брак. А  сейчас есть статья, согласно которой за похищение невесты грозит тюремное заключение от трёх до пяти лет.

Но тогда колесо судьбы уже закрутилось. Друзья предусмотрели всё, и похищение невесты прошло без сучка и задоринки. Гулю привезли в незнакомый дом и развязали глаза. Она увидела улыбающиеся лица ребят и испуганное лицо Талгата. Их оставили в доме и закрыли его снаружи. Обычно сдержанная, Гуля горько заплакала. Талгат сидел в другом углу. Он был скромным, хорошо воспитанным юношей и понимал, какую обиду они нанесли девушке. «Как я мог так обидеть её? Как овцу затолкнули в машину! Разве я достоин такой девушки?», – укорял он себя. Надо было её как-то успокоить, но он боялся  подойти  к ней, чтобы не обидеть ещё больше.

Уже забрезжил рассвет, когда Гуля вдруг перестала плакать и искоса посмотрела на него. «Она приняла какое-то решение», – понял Талгат. Юноша и девушка продолжали молчать до тех пор, пока уже ранним утром, влиятельные родственники Гули  не разыскали их. Молодые сородичи набросились на парня с кулаками, но тут встала Гуля и твёрдо сказала:

– Не трогайте, я пойду за него замуж.

Я познакомилась с этой парой в санатории, на побережье высокогорного озера Иссык-Куль в Киргизии. Кстати, это озеро находится на седьмом месте в списке самых глубоких озёр мира, его максимальная глубина – 702 м, а протяжённость с запада на восток – 182 км.

Точнее, Талгата я знала, там он меня познакомил с женой.  Иногда мы с ним  обсуждали  дела  на производстве, и он всегда поглядывал в сторону жены, словно ища её одобрения. Было видно, что он боготворит жену и дорожит её мнением.

Однажды мы гуляли с ней вдвоём. Тихо опускался вечер. Хрустально-чистые воды озера плескались у наших ног. А далеко за ним был едва различим противоположный берег, до которого целых 60 км. Величественные горы Тянь-Шаня плотным кольцом окружали  озеро. Их вершины в белоснежных шапках прорывались через густые белые облака. Вся обстановка располагала к доверительным разговорам.  Я не удержалась  и попросила рассказать историю их знакомства. Тогда-то она и рассказала мне о своём похищении.

– Но ведь ты могла не согласиться и вернуться к родителям, – сказала я.

– Могла, но мне  бы тогда пришлось каждому доказывать, что между нами ничего не было. Сомневаюсь, что все в это поверили бы. Людям свойственно верить больше плохому, чем хорошему. К тому же Талгат мне нравился.

– А что родители, смирились? – снова спросила я.

– Конечно, они были не в восторге от моего решения, но свадьбу справили. Когда мы им подарили двоих внуков, совсем растаяли. К тому же мой муж работает, хоть и простым, но инженером. Не халам-балам, – засмеялась она.

Незаметно наступила ночь. Загадочное и манящее южное небо уже раскинуло свой чёрный бархатный шатёр с россыпью золотых звёзд. «Сколько всего они повидали на своём веку! Сколько слышали клятв, сколько видели слёз и продолжают из века в век невозмутимо наблюдать за нами», – подумала я.

Мне вспомнилось услышанное где-то: «Мудрый сам куёт себе счастье».      

 «А Гуле мудрости не занимать», – подумала я.

№: 
Год: 
2017