Две счастливые табуреточки

 линда  подъехала  к  городскому  кладбищу, которое находилось в сосновом бору. У цветочного магазина, расположенного возле центрального входа, она остановилась, потом решила войти. «Не идти же на могилу мужа с пустыми руками», – подумала она. На полках магазина был широкий ассортимент цветов – в горшках и в букетах. Искусственные цветы в Германии не принято носить на кладбище. Олинда купила букет живых и направилась к центральному входу. На территории, возле ворот, стоял большой щит  со схемой кладбища, и посетителям было легко определить, где расположен нужный участок. Все дорожки заасфальтированы.

Идя по центральной аллее, она вспоминала свою жизнь. Как они в смутные 90-е  годы всей семьёй переехали жить в Германию. Их дети – сын и дочь – создали здесь свои семьи с выходцами из СССР, выучили немецкий язык и вполне адаптировались в новом обществе. А вот Олинде с мужем было трудно прижиться в чужой стране. Покойный муж был русский, потомок кержаков-старообрядцев и такой же упёртый. Немецкий язык учить отказался, а отсюда возникли проблемы с работой. Олинда владеет немецким языком на бытовом уровне. Смеётся над собой: «Я разговариваю на немецком языке, как аксакал, который с гор спустился,  на русском». Тем не менее живёт,  не тужит. Коммунальные расходы частично оплачивает государство. Восхищает знаменитый немецкий порядок, чистота на улицах, обилие цветов, богатый ассортимент в магазинах, вежливость соседей и продавцов в магазинах. Казалось бы, живи да радуйся, но нет, тянет в Россию.

Она подошла к знакомой поляне, окружённой  вековыми деревьями. На этом кладбище все захоронения на таких полянах, поэтому кладбище напоминает парк. Когда она впервые увидела такие  высокие деревья, была сильно удивлена. Она видела в России огромные кедры в тайге, но эти деревья вызывали у неё удивление. Потом ей объяснили, что в войну США сбросили фосфорные бомбы, это привело к буйному росту растительности. Но немцы  на американцев не в обиде, потому что после войны те стали присылать гуманитарную помощь. «Чудны дела твои, Господи», – думает она.

…Могила мужа ухожена, цветы, посаженные ею в гробнице, политы.  Олинда, как и все, оплачивает работу персонала кладбища. По всей территории раскинута водопроводная сеть и через определённые расстояния установлены колонки, цветы поливают, траву на газонах стригут. Олинда вместе с детьми арендовали этот участок земли на 15 лет. Можно продлить до 50 лет, что они и собираются сделать со временем. А потом … Олинда  вздохнула. После окончания аренды памятники снимут, могилу раскопают, вынут грунт вместе с прахом усопшего и отвезут на заводик, расположенный за кладбищем. Там просеют, косточки сложат в пакет, который будет лежать на заводе один год. В течение года участок, засеянный  травой, будет пустовать, а потом его снова сдадут в аренду. Останки покойного вернут в могилу, но память о нём будет стерта, на могиле будет стоять памятник другому усопшему.

Она села под сосну возле могилы и подумала: «Как хорошо, что здесь могилы без оградок, только памятник разрешается ставить. Это создаёт впечатление простора, вокруг только сосны, небо и я со своими мыслями». Неожиданно для себя она рассмеялась, глядя на портрет мужа. Хорошее настроение ей вернули воспоминания об их свадьбе. 

Своего будущего мужа она провожала в  ряды Советской Армии и два года ожидала. Вернулся солдат в красивой форме, сам красавец и улыбка, как у Юрия Гагарина. Свадьбу в то время не откладывали на неопределённый срок, девушки до свадьбы не сожительствовали, за очень редким исключением. День свадьбы был назначен. В начале  семидесятых годов люди жили небогато, но достаток был у всех примерно одинаковый. В рабочем посёлке было два автомобиля «Волга» – у директора завода и в парткоме этого же завода. Активным комсомольцам, передовикам производства партком предоставлял автомобиль, чтобы достойно довезти невесту до здания ЗАГС, а потом к свадебному столу. Но наш жених на заводе не работал, ситуация была без вариантов – идти в ЗАГС пешком.

Но мир не без добрых людей. Пришёл сосед дядя Миша – хороший мужик во всех отношениях, шутник и выдумщик. Он искренне удивился, что невеста пойдёт пешком. «Давайте, я сейчас свою машину  подгоню, и поедем за невестой», – предложил он. Идею одобрили. А работал он водителем на грузовой машине. Спустя некоторое время  подъезжает он к воротам на чисто вымытой машине с откинутым задним бортом. Для пущей пышности в кузов постелили красную дорожку, поставили две табуреточки и … вперёд, в новую жизнь! Невеста, когда увидела машину, вошла в ступор, но ей не дали опомниться, с шутками и прибаутками старшие братья жениха подали её в кузов. Жених усадил суженую на табурет рядом с собой, обнял и «включил»  улыбку, как у Гагарина, отвлекая внимание на себя от невесты, которая пребывала в смятении. Когда молодые вышли после регистрации брака, дядя Миша со своим автомобилем поджидал их. Не мог же он допустить, чтобы молодые шли пешком к свадебному столу. На другой день молодожёну, конечно, досталось за свадебный кортеж.

С тех пор прошло 45 лет. Многие события жизни, как хорошие, так и плохие, забылись, канули в Лету. И только две счастливые табуреточки в грузовой машине Олинда помнит, будто всё происходило вчера.

Тамара Антропова

№: 
Год: 
2017