А выстрел «Авроры» – он был холостым?

В прошлом веке о революции 1917 года снимали фильмы и слагали песни, писали книги и диссертации, а юбилеи Великого Октября называли вехами большого пути. После распада советской державы потускнели лозунги и символы, легендарные кадры о взятии Зимнего стали комментироваться по-другому, а потом и вообще появилось другое кино… Новому поколению порой нелегко разобраться, где правда, а где мифы, вхолостую или нет грянул тот выстрел «Авроры», изумивший мир и положивший начало новой эпохе. Время, как говорят в таких случаях, всё расставило по своим местам, а вековая дистанция позволяет теперь осмыслить те события и взглянуть на них по-новому. К разговору на юбилейную тему мы пригласили учёных курских вузов – профессора КГУ доктора исторических наук А. В. ТРЕТЬЯКОВА и доцента МЭБИК кандидата исторических наук Ю. В. ОЗЕРОВА.

Корр. Дата, которая отмечается в этом году, заслуживает внимания уже потому, что более семидесяти лет годовщина революции 1917 года была главным государственным праздником страны. И если бы мы говорили об этом в прошлом веке, то начали бы обсуждение со всемирно-исторического значения Великого Октября… 

А. Т. Мы и сегодня можем начать именно с этого. О всемирно-историческом значении событий 1917 года свидетельствует тот факт, что все страны Латинской Америки отмечают 100-летие русской революции, а в 40 странах мира проходят посвящённые ей выставки и конференции. Это новый стимул к изучению феномена и наследия революции, которая положила начало социалистическим преобразованиям в России, вызвав заодно мощную волну народных выступлений в европейских странах и подъём освободительного движения в колониях. Там об этом помнят. В научных центрах Лондона, Берлина, Парижа и Нью-Йорка активно заговорили сейчас о том, что если Великая французская революция имела определяющее значение для становления XIX века, то мировое развитие в XX веке прошло под знаком Русской революции 1917 года. А мы об этом забыли.

Корр. Не забыли, а лучше зарубежных исследователей знаем, какие чудеса может совершить революционная энергия, и насколько непредсказуемы последствия. Согласитесь, Александр Викторович, что в нашей истории трудно припомнить событие, заслужившее так много противоречивых названий: изменившая мир революция, большевистский переворот, уникальный социальный опыт, стечение роковых обстоятельств и даже ошибка истории. Так что же это всё-таки было?

А. Т. Всё вместе. Не было только ошибки истории, ведь история не ошибается, она лишь фиксирует произошедшее. Революция, если говорить об октябре 1917 года, была закономерной. Да, это был государственный переворот с опорой на вооружённую красную гвардию, в результате чего власть перешла к военно-революционному комитету большевиков. Этого никто не скрывал. Но ускорен он был стечением роковых обстоятельств, вызванных политической повседневностью. Кто-то должен был остановить государственную деградацию и развал страны. Этой силой оказались большевики, выступавшие за ликвидацию царизма и против бездействия Временного правительства. А во всём остальном это была великая революция, изменившая расстановку сил в мире, создавшая уникальное народное государство в России, где действительно был хозяином и вольно дышал трудовой человек.

Ю. О. На мой взгляд, чтобы осмыслить так живо обсуждаемое в эти дни событие, необходимо помнить исторический контекст. Россия после падения монархии, несмотря на внутренние сложности, развивалась в рамках демократического тренда, как и многие страны мира. Большевики реализовали силовой приход к власти, хотя среди них, между прочим, были внутренние разногласия относительно необходимости взятия власти вооруженным способом. С правовой точки зрения смена власти была незаконна. Легитимную форму правления России должно было дать Учредительное собрание, однако оно, где большевики имели представительство почти в четверть голосов, было разогнано. Дальнейшие политические преобразования узурпаторов власти в Петрограде были направлены на монополизацию государственной власти, запрет оппозиционных политических партий и движений, свертывание свободы слова и частной собственности, преследование инакомыслия и ограничение избирательного права, притеснение религиозных организаций и борьбу с памятниками прошлого... Это в современном мире ничего не напоминает? Удивительно ли, что после подобных мероприятий начинаются гражданские войны и льется кровь? Сами большевики в первое десятилетие после 1917 года характеризовали произошедшее именно как переворот. И главный урок вспоминаемой сегодня годовщины, на мой взгляд, состоит в том, что у революционного сценария с расколами общества и классовыми потрясениями всегда есть альтернатива – путь эволюционного развития, основанный на правовых нормах, гражданском диалоге, взаимном уважении интересов социальных групп и опоре на традиционные ценности.

Корр. Вот как раз относительно уроков и значимости революции 1917 года сейчас звучит особенно много мнений. Как Вы считаете, Юрий Владимирович, неоднозначность и полярный разброс оценок – это «фишка» нашего смутного времени или свидетельство незнания истории, неумения усвоить её уроки... 

Ю. О. Здесь очень важно понимать, от кого исходят те или иные оценки. Во все времена были и есть люди, которые действительно не утруждают себя изучением истории и анализом собственного прошлого. Это или их выбор, или отсутствие личных возможностей, или что-то еще. Поэтому не будем обсуждать тех, кто некомпетентен, хотя бы и имел желание высказаться по данной теме. Что же касается неоднозначных оценок октября 1917 года, то, на мой взгляд, разное видение прошлого вполне естественно. Оно может быть связано с личным опытом восприятия истории, сформировавшимся отношением к тем или иным событиям на основе знакомства с определенным кругом источников, индивидуальной шкалой ценностей. Стоит помнить и о том, что вообще любое историческое явление несет в себе много смыслов и уровней понимания. Поэтому неудивительно, что и в профессиональной среде историков есть также полярные точки зрения на революционные события. Другой вопрос, что история часто используется в политических целях. Для обоснования тех или иных собственных партийных убеждений апологеты революции будут апеллировать только к позитивным достижениям, которые произошли после октября 1917 года. Но опять же, в открытом обществе, где есть свобода слова, это нормально, поскольку на тот или иной революционный тезис найдется свой антитезис со своими аргументами. В этой ситуации важно, чтобы люди, которые хотят познать события столетней давности и их последствия, ориентировались бы не на голоса политиков. То, что страстно доносится с телеэкранов, действительно может посеять смуту в головах. А опираться надо на факты истории и труды тех, кто её профессионально изучает. Особенно тем, кто подвергает критике прошлое.

А. Т. Критически оценивать прошлое крайне необходимо. Если анализ объективный, то это взгляд в будущее. Но беда в том, что критические оценки даются порой не для обозначения пути развития, а ради амбициозности, доказывания своей успешности различными политическими силами. Отсюда неоднозначность оценок прошлого и страсть к переписыванию истории. Хотя, если вы заметили, все говорят о переосмыслении истории, а не о переписывании, но на практике переписывание начинается как раз после осмысления места победивших элит в системе сформированной государственности. Надо сказать, что и большевики не были свободны от этого исторического недуга, именно поэтому у нас есть Февральская и Октябрьская революции 1917 года, гражданская война… Хотя это звенья одной системы переустройства и преобразований в различных формах.

Корр. И преобразований совершенно непредсказуемых, как показала жизнь. После провозглашения Декретов о мире и земле, снискавшими всенародную поддержку Советской власти, последовали гражданская война, коллективизация со всеми перегибами классовой борьбы… 

А. Т. Однако это не помешало сформироваться уникальному социальному опыту после образования СССР. При всех ошибках и перегибах, которых не могло не быть, поскольку дело было новым, советская власть поставила во главу угла работу по созданию надлежащих условий для саморазвития, самореализации возможностей людей без каких-либо условий и ограничений. Сила и успешность новой государственности определялись постоянным стимулированием самомотивации активной деятельности граждан во имя построения нового государства и его устойчивого развития. Важно и то, что была найдена действенная форма взаимовыгодного сотрудничества населения и государства. Это согласие позволяло стране быть успешной, а населению давало уверенность в стабильности и социально-экономических перспективах.

Корр. Именно поэтому именем Великого Октября называли государственные награды, города, площади, проспекты, корабли… А помните стихи, написанные во славу и в честь? Есть у революции начало, нет у революции конца… Это писали люди, которые  верили в необратимость начатых преобразований. Это нас чему-нибудь научило? 

Ю. О. Думаю, что каждый, кто пытался осмыслить революционные события столетней давности, взял для себя что-то своё: кто-то методы политической борьбы и идеи, кто-то осознал произошедшее как страшный социальный эксперимент и трагедию русского народа, а кто-то ностальгирует по идеализированному советскому прошлому…

А. Т. Тут уместно вспомнить Ключевского, который утверждал, что история ничему не учит, а лишь наказывает за ошибки. Примеров тому хватает, правда? Однако можно увидеть и плоды нашей исторической обучаемости. Во-первых, как бы мы не критиковали советскую власть и большевиков, но в нынешней государственной политике человек по всем направлениям стоит на первом месте. Другое дело, чем эти декларации подтверждаются и обеспечиваются. Во-вторых, опыт нам показывает: чтобы избегать революционных ломок типа юбилейной, россиянам необходимо находить взаимоприемлемый консенсус и сообща, своевременно проводить модернизационные преобразования. Купировать проблемы и оттягивать их решения весьма опасно. Наверное, теперь всем ясно, что одним махом ни сломать, ни построить нельзя. В-третьих, мы стали понимать, что наши проблемы за нас или вместо нас никто не решит и, собственно, решать не собирался. В-четвёртых, опыт Октября по реализации социально-экономических перспектив и постсоветское реформирование развенчали многие мифы о рыночной панацее, решающей все проблемы. В-пятых, мы внимательнее стали относиться к себе как к самодостаточным субъектам исторического процесса, осознавать свою роль в мире и уважать собственную героико-трагическую историю. Мы стали понимать, что самосовершенствование людей – это путь к диалогу и условие эволюционного развития.

№: 
Год: 
2017
Рубрика: